Трофобластическая теория рака

В 1902 году профессор Джон Берд из Университета Эдинбург, Шотландия, предложил новую теорию развития рака, которую он назвал энзимной или трофобластической теорией. В течение 50-х годов прошлого века в ходе многолетних исследований биохимик доктор Эрнст Т. Кребс изолировал новый витамин, который он пометил как В17 и назвал Лаэтрил. В течение последующих лет тысячи людей убеждались, что Кребс, наконец, нашел то самое средство, которое может установить контроль над всеми раками – и это мнение разделяют сегодня еще большее число людей. Но тогда в 50-е Кребс и не представлял себе, какое осиное гнездо он разворошил. Фармацевтические мультинациональные компании, бессильные запатентовать витамин или объявить на него эксклюзивные права, устроили беспрецедентную травлю витамину В17 – именно в ответ на то, что доказательство его правоты окружает нас везде и повсюду в изобилии.
В своей книге 1974 года “Мир без рака” автор-обозреватель Г. Эдвард Гриффин рассказывает о трофобластической теории рака, выдвинутой профессором Эдинбургского Университета Джоном Бердом, которая утверждает, что некоторые доэмбриональные клетки в зародыше (появляющиеся у матери во время беременности) практически не отличаются от злокачественных раковых клеток. Гриффин продолжает:

“Трофобласты у зародыша несут на себе все классические характеристики рака. Они быстро распространяются и умножаются, пробивая себе путь в маточные перегородки и подготовляя себе место, где зародыш может отдать себя под материнскую защиту и питание.”

Трофобласт формируется под воздействием цепной реакции другой клетки, которую Гриффин определяет как клетку “тотальной жизни”, которая обладает тотальной способностью эволюционировать в любой орган или ткань, или же в целый зародыш. Когда эта клетка “тотальной жизни”, контактируя с гормоном эстроген, присутствующим, как в мужском, так и в женском организме, производит трофобласты, происходит одно из двух. В случае беременности результатом является обычное развитие плаценты и пуповины. Если же трофобласт выбрасывается как часть процесса лечения, то результатом является рак, или как замечает Гриффин, “Чтобы выразиться еще точнее, мы скажем что это рак, если лечебные процессы не ограничены завершением своей задачи.”

Зримое доказательство этого утверждения достаточно наглядно. Все клетки-трофобласты производят уникальный гормон под названием хорионический гонадотропин (С Джи Н), который легко определяется по урино тесту. Таким образом, если женщина беременна, или больна раком, простой тест на беременность подтверждает и то и другое. В более чем 92 % случаев тест работает с точностью. Если урино тест показывает “плюс”, это говорит о здоровой беременности, или о наличии злокачественного рака.

Гриффин замечает, “Если пациент – женщина, она или беременна или у нее рак. В случае мужчины, это может быть только рак.” Поэтому ненужными оказываются дорогостоящие опасные для здоровья биопсии, проводимые, чтобы “определить” раковые образования. Можно лишь предполагать, что Медикэйр платит врачам больший гонорар за биопсию, чем за тест на беременность.

Так как же мы заболеваем раком, в чем его изначальная причина? Является ли он следствием курения сигарет, интенсивного солнечного света или токсичных добавок к пище? Доктор Кребс считает, что нет. Вся биохимическая картина ведет к тому факту, что рак – это простая недостаточность в организме витамина В17, давным-давно изъятого из нашей высокорафинированной западной диеты. Кребс выдвигает постулат, что так называемые “карциномы” всего лишь стрессовые выбросы, которые с ясностью выражают недостаточность витамина В17.

Доказательства, приводимые доктором Кребсом в поддержку своего мнения, впечатляют. Несколько веков назад мы употребляли в пищу богатый витамином В17 просяной хлеб, но сейчас мы предпочитаем белый хлеб, который его не содержит. Когда-то наши бабушки старательно толкли в ступе семена слив, изюма, зеленого винограда, вишен, яблок, абрикосов и другие семена и добавляли толченый порошок в свои варенья и консервирования. Бабушка не знала, зачем она делает это, но семена этих фруктов являются самым мощным источником витамина В17 в мире. В тропиках большие количества витамина находятся в кассаве, известной еще как маннок. Когда мы ели эту еду в последний раз?

Независимые исследования также показали, что некое племя на Гималаях, по имени Хунза, никогда не встречалось с раком до тех пор, пока их родная диета была особенно богата просом и абрикосами. Однако, как только они столкнулись с западной диетой, они стали такими же уязвимыми, как и мы.

Смысл этих находок не может не ошеломлять. Но если мы много лет назад сумели справиться с цингой (дефицит витамина С), почему же мы сегодня бессильны против рака? Ответ прост – нам не разрешает наше дорогое правительство. К великому сожалению наши правительства сгибаются под давлением фармацевтических транснациональных корпораций, Американской Администрации Еды и Лекарств (FDA), Американской Медицинской Ассоциации. Все они очень успешно провели в свое время совместную кампанию против витамина В17, основанную на том факте, что витамин содержит в себе “смертельный” цианид. Но и В12 тоже содержит в себе значительные количества цианида, однако никто не убирал его из магазинов здоровой пищи.

Лаэтрил Доктора Кребса был получен из абрикосовых косточек и затем синтезирован в форму кристалла на основе своих собственных уникальных процессов. Но внезапно FDA засыпала прессу историей о несчастной паре из Сан-Франциско, который отравились, поедая сырые абрикосовые косточки. По всей Америке эта история была на первых полосах. Несколько журналистов, занимавшихся этим вопросом, так и не смогли идентифицировать несчастную парочку. Но дело было сделано. С тех пор употребление Витамина В17 или абрикосовых косточек прочно стало ассоциироваться с самоубийством.

Еще в 50-х Кребс доказал, что В17 совершенно безвреден для людей.
Проверив витамин на животных, он наполнил свой шприц мегадозой и ввел себе в вену. После этого ещё много лет он пребывал в добром здравии.

Витамин безвреден для тканей тела по простой причине: каждая молекула В17 состоит из одного соединения цианида, одного – бензальдегида и двух соединений глюкозы, плотно упакованных вместе. Чтобы цианид стал опасен, в первую очередь необходимо “вскрыть” молекулу и освободить его, на что способен только энзим под названием бета-глюкозидаза. Этот энзим присутствует во всем теле в минимальных количествах, но почти в 100 раз его больше в раковых опухолях.

Следовательно, цианид освобождается только в раковых участках тела с поразительными результатами, губительными для раковых клеток, потому что бензальдегид тоже освобождается в то же самое время. Это смертельный яд по своим свойствам, но в сочетании с цианидом он становится еще в 100 раз смертельнее. Производимый ими эффект на раковые клетки можно предоставить воображению.

Вы спросите – а есть ли опасность для остальных, здоровых клеток тела?

Другой энзим, роданез, всегда присутствующий в здоровых клетках в больших количествах, чем энзим-ключ бета-глюкозидазы, имеет способность преобразовывать и цианид, и бета-глюкозидазу в полезные продукты для тела. Вероятнее всего, что раковые клетки вообще не содержат роданеза и оставлены на произвол действия цианида и бензальдегида.

Любой физиотерапевт, читая эту статью, скорее всего, начнет покачивать головой, бормоча про себя, “Хорошо, но где же доказательства?” Но они прямо здесь! Многие слышали о “спонтанных ремиссиях”, когда рак самостоятельно отступает и больше не возникает. Спонтанные ремиссии очень редки и встречаются в разных формах рака. Одна из особенно зловещих форм рака, известная как ” тестикулярная хорионэпителиома “, никогда еще не сводилась к спонтанной ремиссии. Возможно, по этой самой причине Д-р Кребс выделил ее и удостоил особенного внимания, когда приводил доказательства действенности витамина В17 в обеспечении тотального контроля (не излечения) над всеми видами рака. Как излагает нам Эдвард Гриффин,

“В своей речи на банкете в Сан-Франциско 19 ноября 1967 Доктор Эрнст Т. Кребс дал краткое обозрение шести подобных случаев. Затем он добавил: И теперь существует преимущество не подвергаться предшествующему облучению, поскольку если вы не подвергались облучению, которое прошло безуспешно, вы и не сможете насладиться воображаемой выгодой от задержанных эффектов этого облучения. Поэтому этот парень попадает в категорию “спонтанная регрессия”.

И если мы посмотрим на это с научной точки зрения, мы будем знать, что спонтанная регрессия возникает в менее чем в одном случае из 150 000 заболеваний рака. Статистическая возможность спонтанной регрессии, полного рассасывания положительной стадии тестикулярной хорионэпителиомы гораздо более неправдоподобна, чем статистическая возможность того, что солнце не взойдет над нами завтрашним утром”.

Вполне разумно Гриффин замечает по этому поводу, что из-за враждебной прессы, направленной против витамина В17 и из-за трудностей, связанных с получением “запрещенного” вещества, большинство больных раком обращаются к витамину как к последнему утешению, уже после того как их тело выжжено радиационной терапией и/или отравлено химиотерапией. Он также говорит, что раз однажды органы тела уже жестоко повреждены таким путем, остается очень мало шансов на то, что Лаэтрил сможет чем-то помочь. Тело уже ушло слишком далеко в мир теней.

В17 в Австралии.

Когда книга “Мир без рака” была написана в 1974-м, В17 был легко доступен в Австралии. Сейчас это не так. Недавняя проверка состояния дел в Австралийском Раковом Фонде и общественном здравоохранении показала, что в наши дни Канберра рассматривает каждый случай индивидуально, и затем решает, следует ли разрешить пациенту ввезти достаточное количество лекарств для личного использования. Если кто-либо перескакивает через это препятствие, только на данного индивидуума и падает вся ответственность найти доктора, который смог бы делать ему инъекции. Всего вероятнее, лоббисты от фармацевтических мультинациональных компаний дошли до наших политиков раньше, чем Д-р Кребс – до австралийской публики. Радиотерапия и химиотерапия все так же практикуются, и онкологи ведут обеспеченный образ жизни…

Всего лишь несколько месяцев назад австралийское телевидение сообщило информацию, что двое из троих австралийцев в своей жизни, по крайней мере, раз будут страдать от рака кожи. Веские доказательства, предоставленные доктором Кребсом и Гриффиным, могут свести количество больных к мизерному проценту, если австралийцам предоставят свободу выбора относительно Лаэтрила. Для австралийцев настало время сделать свой выбор в этом жизненно важном вопросе.

Данные положения и определения не прошли официальные утверждения FDA (Управление по контролю над продуктами и лекарствами США), либо других государственных медицинских структур и организаций. Информация предоставлена здесь только для рассмотрения и не может быть использована для диагностирования, лечения или предотвращения болезни. Информация, предоставленная здесь, не может официально заменить профессиональное медицинское обслуживание, консультации и лечение.

Comments on this entry are closed.