Ортомолекулярная терапия в практике доктора Хоффера

Основатель ортомолекулярной медицины, американский биохимик, двукратный лауреат Нобелевской премии Лайнус Полинг, сформулировал принцип действия следующим образом: “Ортомолекулярная медицина – это сохранение здоровья и лечение болезней путем изменения концентрации веществ, которые нормальным образом присутствуют в организме человека, являясь ответственными за его здоровье”.

На своем собственном примере, – даже в 92 года он сохранял живость ума и оставался физически работоспособным, – Лайнус Полинг наилучшим образом доказал эффективность ортомолекулярной медицины. Благодаря ортомолекулярным веществам, часть которых принималась в весьма высоких дозах, ему удалось до глубокой старости сохранить здоровье и жизненные силы.

Термин “ортомолекулярный” происходит от слов ортос (греч.)— правильный, хороший и молекул (лат.)— наименьшая частица вещества. Этот термин был выбран Лайнусом Полингом в 1968 году, поскольку он хорошо объясняет терапевтический принцип. Ортомолекулярная медицина использует исключительно вещества, которые вполне естественным образом поступают вместе с пищевыми продуктами и уже находятся в нашем организме. Это жизненно важные вещества, как, например, витамины и минералы. Наш организм не может синтезировать их самостоятельно. Они должны поступать в организм в виде пищевых микроэлементов регулярно, чтобы человек был здоровым и работоспособным.

«Ортомолекулы» – в норме присутствуют в организме человека, животных и растений. К ним относятся витамины, минералы, аминокислоты, фосфолипиды, жирные кислоты и другие биологически активные вещества (БАВ). При неблагоприятных генетических предрасположенностях и состояниях, нарушениях клеточного метаболизма организм испытывают дефицит или повышенную потребность в ортомолекулах.

Неполноценность клеточного питания ведет к развитию многих болезней. «Ортомолекулярные дозы» – оптимальные количества БАВ, необходимых для восполнения реальных потребностей организма. Они могут превышать так называемые «суточные дозы» в десятки и сотни раз.

Согласно идее Ильи Ильича Мечникова, ортомолекулярная медицина нацелена на исправление дисгармоний в природе организма средствами самой природы. “Ортомолекулярная медицина”, “клеточная медицина”, “функциональная медицина”, “метаболическая терапия” – очень близкие друг к другу направления. Знание ортомолекулярной медицины позволяет эффективно использовать достижения современной молекулярной биологии для повышения уровня здоровья и лечения широко распространенных заболеваний. Тем не менее, хотя ортомолекулярная терапия не входит в русло альтернативной и комплементарной медицины, существует известное противоречие и неприятие данного направления с ведущими концепциями или «мэйнстримом» современной конвенциональной медицины.

В 1952 году канадский психиатр, доктор медицинских наук Абрам Хоффер (родился в 1917 году), начал разрабатывать новый тип лечения шизофрении, основанный на принципах ортомолекулярной медицины. Для лечения больных использовались мегадозы витаминов С и B3 (ниацин). В 1955 году обнаружилось, что ниацин снижает уровень холестерина. Исследованиями Хоффера заинтересовался Лайнус Полинг.
В результате объединённых исследований в 1968 году вышла в свет книга Полинга «Ортомолекулярная психиатрия». Книга привлекла внимание всей мировой медицинской общественности к моменту понимания важности нутриентной терапии. Значительно позднее в 1986 году начал выпускаться регулярный журнал по ортомолекулярной медицине—Journal of Orthomolecular Medicine.

Доктор Хоффер, по его словам, начал лечить онкологических больных, применяя мегадозы витамина С и B3, благодаря счастливой случайности. В 1978 году женщина с заболеванием рака панкреатиновой железы по своей собственной инициативе начала принимать по 10 грамм витамина С ежедневно.
Семейный врач этой женщины посоветовал ей обратиться к доктору Хофферу, имевшему в то время репутацию высококлассного эксперта в области витаминной терапии. Хоффер предложил больной поднять дозу до 40 грамм в день. Затем он добавил ещё ряд нутриентов. Через месяц она пришла к нему на проверку и сказала, что прекрасно себя чувствует. Через полгода она позвонила Хофферу и сказала, что по результатам медицинского сканирования (CAT scan) у неё вообще не обнаруживается опухоль. Врачи не могли этому поверить и решили, что сломался аппарат.

В обширном интервью с журналистом Питером Чоуком (Peter Barry Chowka) в 1997 году доктор Хоффер помимо вышеописанной истории сказал, что на данный момент ему удалось добиться положительных результатов в лечении 800 онкологических больных.
Приводим часть интервью доктора Хоффера: «Следующим случаем после истории женщины с раком панкреатиновой железы была история болезни мужчины с раком простаты, метастазировавшим в лобковую кость. В онкологической клинике ему сказали, что в его стадии болезни нет лечения. Я назначил ему нутриентное лечение, среди прочего включающее инъекции витамина С.

Через полгода его лечащий врач позвонил мне и сказал, не скрывая удивления, что рентгеновские снимки не показывают малейшего признака рака. После этого сообщения я прекратил давать инъекции витамина С и посоветовал ему принимать этот витамин перорально в больших дозах. Этот человек умер через 9 лет в возрасте 80 лет, но не от ракового заболевания, а от коронарной недостаточности.

После этих двух историй ко мне начали обращаться знакомые и родственники выживших онкологических больных с просьбой о помощи. После того, как я пролечил 45 человек, я уже мог констатировать значительное различие между теми, кто был на моей нутриентной программе и теми, кто не получал данное лечение.

Полинг настаивал на опубликовании полученных результатов. Я начал серьёзно работать и тщательно просмотрел истории болезней 134 онкологических пациентов, которых я наблюдал между 1978 и 1988 годами. Они были разделены на две группы: 101 человек были на моей программе, 33—не получали нутриентных добавок. Итоговая медицинская информация выявила существенные различия. Срок жизни во второй группе (все пациенты без исключения были на продвинутых или терминальных стадиях заболевания с различными типами метастазировавшего рака, во всех случаях официальная медицина сложила свои руки) составлял 5-6 месяцев. Сроки жизни 101 пациентов, следовавших моему протоколу, увеличились в 10-20 раз.
Полинг проанализировал всю полученную мною информацию и опубликовал в печати. Он просил прислать дополнительный материал. Тогда я послал истории болезни ещё 170 пациентов. В это время появились компьютеры, и каждую историю болезни я стал заносить в базу данных. Раз в году я сверяю информацию о каждом больном, получая свежие данные. Я не проверяю длительность срока выживания, это трудно сделать, каждый может оспорить факты, поскольку существует множество других факторов. Но я проверяю показатель качества жизни. Вне всякого сомнения, этот показатель значительно превосходит аналогичные показатели у пациентов, не следующих моей программе.

Я убеждён, что мой подход, основанный на антиоксидантно-нутриентной терапии, весьма полезен в сочетании со стандартной терапией. Моё лечение не входит в класс альтернативной терапии. Если у вас есть опухоль, её необходимо удалить. Если радиотерапия может помочь, то следует её сделать.

Но когда вы добавляете ортомолекулярную терапию, вы снижаете токсичность после химио и радиотерапии и добиваетесь лучших терапевтических результатов. Я удивлён тем, что представители Национального онкологического института (National Cancer Institute—ведущее официальное онкологическое учреждение в США), собираются приехать ко мне за дополнительной информацией, а у меня набралось на данный момент ещё 134 папок с историями болезней.

Но это—результат давления Лайнуса Полинга. Он выбрал несколько историй пациентов с очень длительными сроками выживания и хочет представить их официальным инстанциям».

Между 1978 и 1999 годами к доктору Хофферу обратилось 1040 онкологических пациентов.

В своей нутриентной терапии помимо мегадоз витамина С, колеблющейся от 3 до 40 грамм в день, Хоффер предлагает следующие компоненты:

Витамины и энзимы

1.Витамин B3—существует в двух видах ниацин и ниацинамид. Ниацин снижает плохой холестерин, повышая хороший, снижает риск сердечных заболеваний. Ниацинамид не имеет эффекта воздействия на липиды, но при этом, в отличие от ниацина, не является сосудорасширяющим средством. Витамин B3—существенный компонент для функционирования энзимной системы и восстановления повреждённых структур ДНК. Доза колеблется от 100 до 1000 мг в день.

2. Витамин Е (d alpha tocopherol succinate)—водный раствор, которого имеет очень большое значение для эффективного контроля над размножением раковых клеток. Доза колеблется от 400 до 1200 IE (международные единицы измерения) в день.

3. Каротиноиды и бета каротины. Хоффер предпочитает морковный сок, но не исключает другой источник.

4. Фолиевая кислота5. Коэнзим Q 10.

Минеральные добавки

Селений (от 200 до 1000 мг в день), кальций и магнезий (женщинам до 1500 мг кальция в день), улучшение баланса между цинком и медью (увеличение цинка вытесняет медь).

(Данная статья помещена в разделе—Альтернативные методы лечения, но фактически материал стоит на границе, примыкающей к другому разделу—Новые направления, поскольку ортомолекулярная медицина, с некоторыми оговорками, относится к конвенциональной медицине, Ред.)

Ссылки по теме:

Orthomol Pharmazeutische
Орто
AdamKB
Hoffer’s Home Page

Comments on this entry are closed.